Особенности притравки такс - Мои статьи - Каталог статей - Мир таксы Такса Твой Друг

Мир Таксы

Такса - это твой Друг 

...
Block content
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Мои статьи [97]
Поиск
Наш опрос
какими кормами вы кормите собаку?
Всего ответов: 433
Мини чат
200
Баннеры
Общение членов Кинологического Союза Украины на любые темы Система авторегистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов
Главная » Статьи » Мои статьи

Особенности притравки такс
Особенности притравки такс

Сегодня норное собаководство по сравнению со всеми остальными группами пород охотничьих собак приобрело столь широкие масштабы, что притравка норных собак в искусственных норах не только стала частью племенной работы с этими собаками, но и приобрела важное значение как методология, позволяющая учитывать и шлифовать отработку рабочих качеств собак разных норных пород исходя из их специфики. Среди норных собак выделяются две большие группы: норные терьеры и таксы.
Притравке норных собак в искусственных норах посвящено немало публикаций. Они в целом дают представление об общих приемах притравки, знакомых всем или почти всем норникам. Но сегодня назрела необходимость говорить не просто о тех или иных чисто практических приемах, а постараться сформулировать такое понятие, как методика притравки - именно она строится в первую очередь на учете специфики конкретной породы, на умении понимать собаку, которая сама зачастую «диктует» методику своей притравки.

По сравнению с норными терьерами таксы имеют следующие специфические особенности.
1. Наличие в породе собак двух типов в зависимости от возраста, когда они принимаются работать, так называемые раннеспелые и позднеспелые.
2. Рациональность и осмотрительность такс, их уравновешенность по сравнению с норными терьерами.
3. Особая контактность собаки с владельцем.
4. Полное исключение не только грубого, но и насильственного воздействия на собак во время притравок, учитывая более тонкую психическую организацию такс.
5. Более позднее возрастное по сравнению с норными терьерами проявление высших выражений злобы.
6. Отличие работы импортированных собак европейского разведения от отечественных, а также их смешанных потомков.
7. Наличие в породе трех направлений в разведении - охотничьего, спортивного и декоративного.

Теперь подробнее о каждом пункте. Существование в породе двух типов собак было замечено давно. Вспомним высказывание русского кинолога А.Тюльпанова в 1907 году: «К работе не все таксы одинаково страстно приступают, встречаются среди них таксы, что, достигнув возраста девяти месяцев, уже лезут без страха в нору и работают «как часы», другие входят во вкус работы только к двухлетнему возрасту. При натаске такс требуется большое терпение: терять хладнокровие и отчаиваться в работоспособности неподатливой порой собаки никогда не следует». То же самое наблюдается в породе и сегодня. Одни собаки принимаются работать очень рано - еще до полового созревания и даже до окончательной смены зубов. В четыре-пять месяцев они проявляют реакцию на хищника, а в 5-7 месяцев уже работают на уровне диплома третьей степени. Чуть позже они начинают уже демонстрировать высшие проявления злобы - хватку или работу разменами.
Однако взаимосвязь раннего начала работы с высшими впоследствии проявлениями злобы (хватки и размены) не обязательна. Иные раннеспелые собаки могли всю жизнь работать на уровне диплома третьей степени, а те, кто впоследствии проявлял хорошую злобу, не обязательно рано принимался работать. Понятие «раннеспелость» характеризует только возраст, в котором собака начинает работать. Это качество зависит от двух факторов - наследственности собаки и настойчивости владельца, который втягивает своего питомца в работу со щенячьего возраста. Такой владелец выращивает щенка в «охотничьей» атмосфере, рано знакомит его с угодьями, норами и зверем, обучая малыша азам охотничьей грамоты (информационно-обогащенная среда). Нередко несмышленого еще таксенка берут вместе со взрослыми собаками на охоту, где он имеет возможность прислушиваться, принюхиваться, а затем и познакомиться с добычей. В результате собаки очень рано принимаются работать самостоятельно. Однако если позднеспелость заложена в них наследственностью, то даже при таком воспитании они до определенного возраста не реагируют на зверя.
Естественно, такое воспитание доступно далеко не каждому владельцу и далеко не всегда, а вернее, редко. Мы должны учитывать существование в породе спортивного направления. Владельцы спортивных собак имеют возможность только привезти своего питомца на искусственную нору и посмотреть на его реакцию на зверя. Если такса проявляет необходимую реакцию, значит с ней можно проводить занятия. А если на третьей-четвертой притравке новичок не реагирует на зверя, значит мы имеем дело с позднеспелой собакой, охотничий инстинкт у которой проснется позднее. Возраст, в котором эти собаки принимаются работать, колеблется в довольно широких пределах - от года до двух. Встречались собаки, которые начинали работать в пять-шесть лет. Есть таксы, которые начинают работать, только почувствовав в себе достаточно физической силы, окрепнув «морально». Половое и физической созревание играет у такс немаловажную роль в рабочем «осознании» самое себя. Есть суки, которые принимаются работать только после щенения. Поэтому в ряде случаев так называемые биологические вязки (вязка, предоставленная суке, не имеющей полевого диплома в возрасте от двух до трех лет) такс-сук имеют особое значение. Позднеспелые таксы, так же, как и раннеспелые, могут впоследствии либо демонстрировать высокое проявление злобы - хватки и размены -, либо стабильно работать на диплом третьей степени, ограничиваясь плотным вязким облаиванием. Ранне- и позднеспелые таксы к определенному возрасту сравниваются в проявлениях своих рабочих качеств и на равных могут конкурировать на полевых мероприятиях. Происходит это к периоду возмужалости и «матерелости». Сильная уравновешенная нервная система таксы с хорошо сбалансированными процессами возбуждения и торможения, здоровый инстинкт самосохранения делают из таксы осмотрительного работника, меньше других собак подвергающегося травмам. Рациональность и «здравый смысл» таксы - это качества, которые культивировались в породе веками. Поэтому подготовка таксы к практической охоте в идеале должна состоять не в «подгонке» собаки под правила испытаний, а в моделировании ситуаций, когда она оказывается в таких условиях, когда необходимо принимать решения самостоятельно. Таким образом в таксе развивается ситуативное мышление, свойственное породе в целом. В таксе особо ценится мастеровитость, умение выматывать зверя маневренностью. А в этом в силу специфики ее экстерьерных данных таксе равных нет. В работе таксе свойственно использование смены позиций, то есть заход с тыла к зверю, с которым она не может справиться в лобовой атаке. Нельзя расценивать это как отход от зверя, тем более что совершается смена позиции быстро, с целенаправленным заходом «в тыл» к зверю. Действия любой охотничьей собаки должны быть ориентированы на охотника. И в этом смысле такса не является исключением. Собака с тонкой внутренней организацией, она способна к очень тесному контакту с воспитателем, тянется к этому контакту, испытывает в нем потребность, страдает от его отсутствия. Для человека, которого она любит, такса работает с полной самоотдачей, делит с хозяином его радость от удачной охоты. Такса, владелец которой не понимает свою собаку, становится «себе на уме». Она отдаляется от человека, независимость ее характера проявляется в полной мере, она обучается ловчить, «халтурить», становится корыстной и замкнутой. Охотничий инстинкт толкает собаку в нору, но... работает она «на себя», удовлетворяя охотничью страсть и мало заботясь о том, что нужно человеку.
Учитывая эту взаимосвязь, на первых притравках очень важно показывать собаке, что хозяин доволен. Не скупитесь на поощрения и похвалы! Даже если собака и не все делает так, как нужно, не ругайте ее. Только чувствуя вашу поддержку, она сможет преодолеть многие трудности и физического и психологического порядка. Неоднократно доводилось видеть, как отруганная за плохую работу такса совершенно терялась в норе и стояла, озираясь, в полной невозможности сосредоточиться. Помощь владельца «сверху» оправдана только на самых первых притравках и то, когда собака испытывает явные затруднения. Если вы переусердствуете, то такса привыкнет работать «в паре» со своим хозяином, будет чрезмерно ориентирована на него и самостоятельной работы добиться от нее будет уже трудно. Через несколько притравок вообще нужно отказаться от какой-либо помощи собаке. Использоваться могут только тихо опускаемые шибера. Притравка такс строится только на добровольном поведении собаки. Если она не расположена чего-либо делать, понуждать и тем более насильно заставлять ни в коем случае нельзя - это может вызвать обратный эффект: собака наотрез откажется работать. Но вместе с тем тренер должен проявлять настойчивость и выдержку, добиваясь выполнения требуемых, но пока не получающихся действий собаки, разнообразя приемы притравки. Результат должен достигаться не принуждением, а умением выявить причину, тормозящую работу собаки, использованием приемов, устраняющих «помеху». Притравка носит поступательный характер - от простого к сложному, с отработкой каждый раз чего-то нового. Если собака с самого начала демонстрирует отличные задатки, это не означает, что процесс обучения должен быть пущен на самотек: мол, собака все сделает сама. Последовательность обучения, хотя и стремительная, должна быть сохранена.
«Добровольность» притравок базируется на том, что при выраженном интересе к зверю собака будет все более и более втягиваться в работу. В задачу тренера входит направлять ее, корректировать ее действия, постепенно усложняя условия, то есть формировать «русло» обучения. Если, например, собака азартно преследует лисицу на малом кольце, то необходимо перевести преследование на большое, таким образом в работе знакомя с ним новичка. На следующей притравке процесс преследования можно довести до полной программы (4-5 больших и столько же малых кругов за зверем). Если же собака азарта в преследовании на малом кольце не проявляет, то переводить ее на большое и понуждать пройти по нему - бесполезно. Лучше всего в этом случае сократить дистанцию преследования на малом круге, ограничив ее расстояние между узловым и нерабочим котлами, между нерабочим (боковым) и узловым. В котлах попеременно устраиваются тупики, где фиксируют зверя, а собаке предоставляют возможность непосредственного контакта. Как правило, это бывает наиболее интересным для норной моментом. Она начинает азартно облаивать зверя. Ей дают минуту-другую позлобиться, а затем лисицу перепускают по короткой дистанции - до следующего котла. Собака стремглав бросается за зверем. Вновь контакт в котле и вновь короткое, но быстрое преследование. Когда достигаются нужные действия (как правило, такса «разгоняется» на двух-трех малых кругах), и лиса в тупике задерживается ровно на то время, чтобы собака успела подойти к устью котла, зверя тут же перепускают. Один-два круга такой работы, и образовывать тупик в нерабочем котле перестают. В узловом котле тупик можно дать еще один-два раза. Затем и эту «подсказку» устраняют. После нескольких самостоятельных проходов собаки за зверем по малому кольцу упражнение можно считать отработанным и притравку закончить.
В силу повышенной эмоциональности таксы вероятность «обжечь» молодую, начинающую собаку агрессивными действиями зверя выше, чем, например, такого же начинающего ягдтерьера. «Обожженная» такса долго помнит отрицательные (болевые) ощущения, что сказывается на ее работе - она начинает осторожничать. В иных случаях это выражается в том, что собака, облаивая зверя, держится от него на почтительном расстоянии, в других - не выдерживая атаки зверя, собака бросает работу. Как говорят, не держит контакт. Поэтому учить таксу держать контакт необходимо, используя только «мягкого», неагрессивного зверя. Чувствуя свое превосходство, собака от раза к разу смелеет, в ней начинает проявляться боевитость и напор. Развитие этих качеств ведет к тому, что собака обучается пробивать зверя в трубе, если он занял там оборонительную позицию. Вязкая собака будет вести злобное, плотное (на близком расстоянии) облаивание, «фехтуя» со зверем - делая быстрые, короткие броски. Такая работа обычно заставляет лисицу вновь начать движение по норе: у нее не выдерживают нервы. Однако у некоторых молодых такс вязкость находится еще не на должном уровне. Им нравится злобиться на зверя, но они не воспринимают пока всерьез свою работу, и она им довольно быстро надоедает. Собака оставляет зверя, уходит обследовать нору или проверить через смотровое окно своего хозяина. Потом, вновь наткнувшись на зверя, начинает его облаивать, но опять ее «серьезных намерений» хватает ненадолго. Это не говорит об отсутствии у собаки вязкости как таковой, а лишь подтверждает то, что с каждой собакой надо работать. «Добровольное» облаивание собакой зверя мы имеем, есть у новичка и интерес к лисице. Попробуем направить действия собаки. Для этого позади работающей собаки, чуть сдвинув съемную крышку, поставим узкий шибер. У собаки останется только один путь - вперед. При попытках отойти ей не даст этого сделать шибер. Злоупотреблять таким приемом не следует, так как, истощив запасы своей «прочности», собака может просто перестать работать, оттесненная к шиберу. Поэтому необходимо внимательно наблюдать за происходящим в норе. Если при двух-трех попытках отойти от зверя - тычок в шибер - собака не бросит работу и будет продолжать облаивание, необходимо снять ее на злобе. От притравки к притравке время облаивания увеличивают. И вы увидите, как на глазах преображается с первого взгляда, казалось бы, не очень вязкая собака. Первый этап можно считать законченным, когда собака демонстрирует все те качества, которые подлежат проверке на испытаниях. Она быстро и правильно преследует зверя, умеет искать его при сколах, хорошо держит контакт и настойчиво облаивает зверя все время, оставшееся на проверку злобы. Такую собаку можно выставлять на испытания. Как правило, она получает диплом третьей степени. Этот диплом можно подтвердить еще на одних испытаниях. Такой «путь» становления рабочей таксы можно считать типичным для породы. Исключения, конечно, есть (молодые собаки с первого выступления получают на испытаниях дипломы высоких степеней), но они редки. Основную массу отечественной породы составляют собаки, демонстрирующие на начальном этапе злобу на уровне диплома третьей степени (17, реже 18-19 баллов). Таксы с более серьезными задатками по злобе начинают работать разменами и хватками позже - сложившись физически, взматерев, приобретя опыт работы, многие - вступив в официальное «совершеннолетие» (с двух лет). Для большинства злобных такс характерно получение в молодом возрасте нескольких дипломов третьей степени, а затем, спустя какое-то время, - дипломов высоких степеней, большинство из которых представители отечественной породы получают на разменах. Такс, работающих мертвыми хватками, у нас около 5%. Описанную «карьеру» совершили многие отличные полевые таксы: от 17 (плотное облаивание) до 30 (мертвая хватка по месту до истечения двух минут) баллов по злобе. Такова закономерность в породе, и при постановке такс в искусственных норах с ней необходимо считаться. Причем берущие собаки отечественного разведения, как правило, сочетают работу хватками и работу разменами (например, один или несколько разменов, затем мертвая хватка, при этом при разменах собака пытается осуществить хватку). Такое, более позднее по сравнению с норными терьерами «созревание» злобы у такс объясняется другим, резко отличающимся темпераментом этих собак, преимущественным использованием их на выгон зверя, а не на вытаскивание или его удерживание (задерживание) до тех пор, пока на помощь не придет человек, сделав шурф. При выгоне зверя из тупика (размене) каких только приемов не доводилось видеть у такс: собаки входят в котел, отвернув голову и выставив вперед плечо, боком, и даже повернувшись задней частью тела вперед (крупом). Таким образом такса «предвосхищает» возможное нападение зверя, как бы амортизируя его. В таксе генетически заложено, что зверь может наносить укусы собаке только в области шеи и головы, иначе он сам оказывается очень уязвимым. Постепенное развитие злобы у такс позволяет говорить о двух этапах в обучении (школе) собак этой породы. Первый этап заканчивается получением двух-трех дипломов третьей степени, во время второго этапа при помощи различных приемов или самостоятельно идет развитие злобы. Полное выявление врожденных задатков такс тем более важно, если учесть небольшой процент берущих собак в отечественной породе. Последние несколько лет примечательны все более активизирующимся ввозом собак многих пород из-за рубежа. Касается это и такс. Таксы европейского разведения в своей работе имеют ряд отличий от наших. Проверку охотничьих качеств на протяжении многих десятилетий многие из этих собак проходят в П-образных норах, принятых в ряде стран. Отечественная практика (да и в правилах испытаний других стран это оговорено) экспертизы на этих норах показывает, что проверке подлежит главным образом злоба и лишь частично вязкость. Поиск и преследование, столь необходимые собаке на охоте в естественных норах, не проверяются вообще. Поиск, способность преследовать с голосом, чутьистость у этих собак проверяется на поверхности в комплексных испытаниях. Неслучайно некоторые, привезенные из европейских стран, особенно из бывшей ГДР, таксы отличались более высокой злобой; они были берущие, с хорошо поставленной хваткой по месту. Манера нападения этих собак на зверя может быть иная, чем у наших. Наша такса, работая в контакте, все время в движении - «фехтует». Можно ее сравнить и с боксером легкого веса. Короткие, молниеносные стремительные броски с разных сторон, короткие хватки (собака «щиплет» зверя), стремительные нападения. Такса сама создает ситуацию, чтобы зверь «подставился». Собака тут же использует этот момент и берет лисицу мертвой хваткой по месту. «Европейцы» иногда работают иначе. Они не тратят силы на «фехтование», а залегают перед зверем. При этом они довольно вяло и ненастойчиво облаивают его, усыпляя бдительность. Как только зверь расслабится, чуть отвлекаясь от собаки, она тут же берет его. Берет собака зверя и при попытке контратаковать (поэтому хватку у них можно отрабатывать нагонкой зверя). «Залегание» и «выцеливание» может быть весьма продолжительным. Если же лисица все время настороже, собака может так и не осуществить нападение. Подобные требования предъявлялись к работе таксы и в Германии и в нашей стране в конце прошлого - начале нынешнего века. На притравках тогда требовалось, чтобы собака подошла к котлу, «залегла» перед ним и отдала голос. Первое залегание не рекомендовалось проводить больше 10-15 минут. Конструкция российской искусственной норы для притравки и испытаний «подземных» собак была очень простой, а требования к «залеганию» очень напоминают описанную работу «европейцев», причем таким таксам легче взять зверя в трубе, чем в котле, куда еще надо ворваться. Размены они, как правило, не делают. Отработка у таких собак поиска и преследования зверя на наших норах-восьмерках требует дополнительного времени и усилий. Ходят они впоследствии медленнее наших собак, стараясь все время делать заходы навстречу. Зачастую приходится им «отлаживать» и вязкость. Им бывает свойственна и нестабильность в работе. Однако далеко не все привозные таксы работают хватками. В остальном работа некоторых из них характеризуется описанными особенностями.
Собаки, происходящие из стран с высоким уровнем развития кинологии (например, Германия), обладают препотентностью (способностью стойко передавать свои качества потомству). У них, как правило, устойчивая наследственность, даже если и являются они «продуктом» массового разведения (предки в родословных не имеют титулов, но все имеют экстерьерные оценки и испытаны по различным полевым комплексам, включающим разнообразные виды работ). Наши собаки такого же массового разведения подобной устойчивостью наследственности похвастаться не могут. Именно поэтому столь сильно влияние собак европейского, особенно немецкого, разведения на отечественную породу такс. Например, два немецких кобеля во второй половине 1970-х годов стали формирователями современного генофонда охотничьей и спортивной части породы. Неслучайно первое поколение потомков препотентных импортированных производителей отличается теми же особенностями в работе, что и их родитель. В перспективе нас ждет еще более обширный приток собак из-за рубежа. Нужно быть готовыми к их племенному использованию у нас, а следовательно, и к обучению их самих и их потомков на наших искусственных норах-восьмерках, хотя собак, не «тянущих» работу в восьмерке, теперь всегда можно испытать в П-образной норе. Европейское разведение такс включает, как упоминалось, три направления: рабочее, спортивное и декоративное. Следуя общей существующей в мире тенденции, декоративное направление стало преобладать и у нас. И сейчас это касается уже не только крупных городов, традиционно являющихся кинологическими центрами по породе. Особенно тенденция «размежевания» заметна в Москве. Сложившаяся ситуация в породе является объективной реальностью времени, и жесткими административными мерами вспять ее не повернуть. На притравочных станциях Подмосковья уже сейчас преобладают таксы спортивного направления, появилось много «декоративных». Неизбежна и «диффузия» собак всех трех направлений. Поэтому, притравливая свою таксу, особенно привезенную из крупного кинологического центра (охотничьи регионы это разделение пока коснулось в меньшей степени), необходимо быть готовыми к любым непредсказуемым «курбетам» в ее поведении. Такие собаки потребуют особо индивидуального подхода. «Декоративным» собакам для получения высших титулов на сертификатных выставках также потребуется полевой диплом, поэтому такс и этого направления начали тренировать на норах. В этих собаках нужно учитывать их особую «деликатность» и изнеженность воспитания, которыми, кстати, «грешат» и многие спортивные таксы.

Мария Муромцева, журнал «Охота» №2-3 1999г

Категория: Мои статьи | Добавил: виктория (26.11.2009)
Просмотров: 886 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: